Брянский велофорум
16 Октябрь 2018, 04:13:23 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

Войти
Новости:
 
   Главная   Помощь Поиск Календарь Пользователи Войти Регистрация  
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Отчеты с ПБП-2011  (Прочитано 3042 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
mechanic032
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 974


Откуда: Брянск

« : 12 Ноябрь 2014, 19:24:28 »

Окно в Европу
или дебют на 17-ом Париж-Брест-Париже

(Игорь Березенков – «Новосибирск-марафон»)

Париж-Брест-Париж – 1200 км за 90 часов (Брест - французский, а не белорусский), проводится раз в четыре года (следующий в 2015-м). Первый раз услышал в 2003-м, не то чтобы загорелся и ломанулся, но было желание ехать долго и независимо от погоды, от немощи, от времени.
Был байк (горный велосипед), и учителей-шоссейников тоже не было, поэтому пару лет были только мысли о рандоннёрстве. Сама мысль о том, чтобы кататься по чужим правилам, придуманным где-то во Франции, антагонизма не вызывала. Все предрассудки лечились возможностью участвовать в мировом движении, выходить на старт с лучшими из лучших, перенимать опыт бывалых мастеров, а не вариться в собственном соку, придумывая себе трудности для развлечения.
Потом два года подряд были травмы и, чтобы не мешать костям срастаться, катался в основном по шоссе, и прикипел. По интернету нашел и списался с ближайшим рандоннёрским клубом, прокатил с ними пару бреветов и в 2007-м был готов участвовать в ПБП. Но, кроме физических кондиций, для этого мероприятия нужны еще организационные, которые растягиваются на полгода. Необходимо позаботиться о жилье и дороге, чем раньше, тем дешевле. Пройти квалификационную серию бреветов в течении пары месяцев в самом начале сезона. Ну и накопить денег, чтобы, раз уж приехать во Францию, так гулять на весь кошелек.
В общем, в 2007-м съездил в Волгоград на Волго-Дон 1000 км. Был там в призерах из трех добравшихся до финиша. В первый день было очень жарко, во второй очень холодно, в третий страдал от потертостей.
Заявил рандоннёрский клуб в Новосибирске, и с 2008-го у нас проводятся официальные бреветы АСР. В 2008-м участвовал в ВОЛе (Вологда-Онега-Ладога) 1200 км с результатом 84 часа. Чуть не оставил там левую коленку, но сбросил темп, много отдыхал и благополучно финишировал.
В 2009-м – ВД (Волго-Дон) 1200 км за 73,5 часа, без происшествий и особых страданий.
В 2010 восстанавливался после травмы и осилил только стандартную серию 200-600 км.
В 2011-м – ПБП за 69:53. Особо не готовился, накатал с начала года 10 000 с тренажером и зимними покатушками по снегу. Сильно напрягало абсолютное незнание процедуры выезда за рубеж. Помыкался по знакомым, надеясь упасть кому-нибудь на хвост или, в самом лучшем случае, чтобы взяли за ручку и провели по всем инстанциям. Но не прокатило, спасение утопающих – дело
рук самих утопающих. Пошел в турфирму. Аттракцион тоже еще тот, заверили, что виза будет за пол-месяца до отъезда, а паспорт с визой отдали за 6 часов до поезда.
Да, на счет поезда. Опытные российские рандоннёры летают во Францию самолетом, но многие пробовали добираться и автобусом. Вот и я попробовал, тем более, что мне, как железнодорожнику, полагается бесплатный билет на поезд. До Минска поездом 3 дня, дальше 2 дня на автобусе. Поездом, конечно, скучно ехать, но зато можно посмотреть, как живут за пределами нашего региона. Разваливающиеся дома, огороды с бурьяном, но все равно интересно. Автобус из Минска тоже позабавил. В Интернете нашел сайт, нашел слова “забронировать билеты”, забронировал. На вопрос, каким образом заплатить за бронь, сказали: “Обратитесь в любой из наших офисов в Москве, Питере или Минске”.
- А если недосуг туда мотаться?
- Тогда заплатите в автобусе. Можете в евро, когда пересечете польскую границу.
- А как же в автобус без проездных документов?
- Все будет хорошо, только позвоните дня за три.
В общем, виза перед поездом, на автобус без билета, масса ощущений. Из окна автобуса тоже домики, тоже огороды польские, немецкие, бельгийские, французские. Все разные, но такие опрятные и ухоженные – приятно глазу. В довершение дорожных невзгод и пока пустых опасений оказалось, что мою сумку с велосипедом плотно прижали прочими чемоданами к внутренней стойке, о которую он ерзал двое суток. В результате велосипед был поврежден. Короче – приехали. Переться за столько верст на веломарафон и оказаться без велосипеда – ощущения еще те.
Но в Париж мы все-таки приехали. Пусть на окраину, где что-то строили и все было перекопано и огорожено, пусть кругом были только негры и арабы, пусть напрягало незнание языка, но это был Париж. Не просто место на карте и в воображении с гарцующими мушкетерами и бунтами гастарбайтеров, а Париж реальный, вполне ощущаемый.
В день приезда успели смотаться в Нотр-Дам, заскочить в Лувр, прогуляться по саду Тюильри до площади Согласия. На следующий день – Эйфелева башня, бульвар Сен-Жермен, Дом Инвалидов, Триумфальная арка, Елисейские поля, мост Александра III.
Постоянно не давал покоя вид изуродованной вилки, как будто сточенной напильником. Первая мысль - заменить, найти своих русских, попросить помочь. Но понятно, что у всех предстартовые хлопоты, одним словом, “спасение утопающих...”. Обращаться к местным, ходить по магазинам, искать мастерскую без знания языка конечно можно. Но только когда ситуация безвыходная, а у меня пока был выход – авось. Собрал велосипед, головка эксцентрика переднего колеса маленько перекосилась, поскольку половина площадки на которую она должна была опираться была сточена, колесо тоже встало наперекосяк и шаркало о ногу вилки. Перевернул колесо другим боком, вроде не шаркает. Решил попробовать на ходу. На тот же, второй день, после обеда прокатился до кемпинга в Версале, где бронировали домики питерцы и уральцы. 25 км туда и 25 обратно – вроде прокатило. Ну, теперь, чтобы на контроле не заметили и всю дорогу до Бреста и обратно молиться.
В кемпинге я застал только двух представителей российской команды, основная масса должна была приехать позже. Немного пообщался и поехал обратно.
Наверное разум кипел от переизбытка впечатлений, и я маленько поблудил. То есть, куда ехать знаю, а попасть не могу – дорожные знаки, развязки, а ездить как дома я сначала стеснялся. Из Версаля выехал нормально – там дорога одна, а вот в предместьях Парижа их такой клубок... Где-то ехал там, где нельзя было ехать, это я понял по возмущенным лицам водителей. Были и слова, но я их не понимал. Потом начался Париж, а поскольку много улиц с односторонним движением, то ехал я уже не так, как туда. На больших улицах были велодорожки, шикарные, надо сказать. Но мне по ним ездить не понравилось – пересечения с поперечными улицами, где все-таки приходится пересекаться и с пешеходами и с машинами, губит всю идею на корню. Нет, конечно, если никуда не торопиться и внимательно следить за указателями и знаками, то ездить по велодорожкам можно, но кто же на велосипеде не торопится и кому охота следовать всем указателям? По мне, так удобней ехать в потоке машин.
На следующий день нужно было ехать на контроль в Сан-Кантэн. Ехать нужно на пригородной электричке, которая на территории города проходит еще ниже метро. В метро мне с велосипедом соваться не советовали, поэтому я еще дома присмотрел вход на станцию около Нотр-Дама, в двух километрах от площади Республики, где мы жили. Но вход был закрыт, и другой тоже, и третий. Пометавшись с велосипедом вокруг Нотр-Дама, пообщались при помощи разговорника с женщиной-полицейским, выяснили, что надо топать пару перегонов, которые были закрыты на ремонт.
Еще раз повторюсь, что незнание языка – это огромный минус к восприятию окружающей действительности. Нам повезло – приехав в Париж, мы познакомились с русским парнем Сергеем, который встречал то ли тещу, то ли мать, ехавшую в нашем автобусе. За короткое время он оказал нам неоценимую помощь, рассказав о неприятных особенностях парижской жизни на улицах и посоветовал купить проездной на все виды транспорта на 5 дней, который выйдет дешевле, даже если пользоваться только метро. То есть, на первых метрах улиц Парижа у нас был гид Серега, огромное спасибо ему за это.
Как только мы вышли к Сене нам стали попадаться группами и по одному велосипедисты, отличающиеся от общей массы передвигающихся на велосипедах парижан. Мы сразу узнавали в них своего брата – рандоннёра. Увидели на другой стороне улицы парочку, напоминающую нас самих – мужчина с велосипедом и рядом женщина с большой сумкой. И шли они похоже туда же, куда и мы, тоже нас заметили, помахали друг другу ручками, поулыбались. Я уже с сожалением думал, что как ни приятно встретить единомышленников, опять придется мотать головой на вопросы “ду ю спик инглиш?” и “парле ву франсэ?”.
Ведь среди 5 тысяч участников всего восемь десятков русских, и все они, в основном, сейчас за пределами Парижа. Но когда мы, наконец, пересеклись, услышали, что они говорят между собой по-русски. Это оказались белорусы Слава и Ира, ныне живущие в Торонто. Это было огромное везение, поскольку исключало разгадывание ребусов, связанных с покупкой билетов на электричку
и общении с местным населением. Кроме того, эта встреча подарила моей подруге спутницу на те дни, пока я буду наслаждаться пейзажами сельской местности между Парижем и Брестом.
Без приключений добрались до места старта в Сан-Кантэне, здесь уже велосипедисты-рандоннёры были на каждом шагу. Нашли Гимназию Прав Человека. По стрелкам прошли на контроль велосипеда, в самой гимназии получили дорожную книжку и чип на ногу. Здесь, у столика с русскоговорящим организатором, встретил Валеру Комочкова, “главного по России” и Юру Левковского,” главного по Украине”, бывшего новосибирца. Посмотрели на технику, на людей, сфотографировались с Костей из Омска. Его серпасто-молоткастая форма с большими буквами СССР, для местной тусовки была даже круче моей. Наверное, есть причины, почему российская команда не была командой, но глядя на обилие канадских красных листьев по всей территории гимназии и слушая Славины рассказы про сбор до бревета, командный банкет после, общую фотографию, оставалось только порадоваться за их сплоченный коллектив.

СТАРТ

В Сан-Кантэн приехали часа в четыре дня, “потусовались”, посмотрели на народ. Моя майка с надписью «SIBERIA», как и накануне на регистрации, привлекала к себе внимание.
Фотографировали и молчком, и предлагая сфотографироваться вместе. Часов в 5 встали со Славой в очередь на 18-ти часовой старт. Довольно быстро попали в тоннель, просочились на стадион. Славу я сразу потерял, оказывается, он пошел по солнечной стороне поля и стартовал в предыдущей от моей группе. Я, соблазнившись теневой стороной (а жара была приличная), наблюдал, как проводят время в очереди более опытные участники: оставив велосипед напарнику, бегали в туалет «на дорожку» или жевали французские булки с «жамбоном» и «пулетом», запивая кока-колой.
На выходе со стадиона нам поставили первый штампик в дорожную книжку. Рассматривая его, я попал в объектив и на ютуб, чем очень порадовал всех за меня болевших дома. Опять пришлось стоять, ждать, когда соберется вся группа, человек 400. Тут я опять слушал, как некоторые знающие, где находится Сибирь, любят Россию. Перед линией старта резвились артисты и что-то бодро, по-французски, вещали в микрофон организаторы.
Стартовали. В отчетах читал, что ехать в такой толпе сложно, но, наверное, мне повезло и первые десятки километров я проехал вполне комфортно. Потом группа рассосалась на более мелкие команды, появилась возможность маневра, который заключался в цеплянии за колесо очередной, идущей более бодро группы.
На закате на дороге возник организатор, махающий руками, требующий надеть светоотражающий жилет. Оделись. Все попутчики превратились в одноликих желтых цыплят. Вскоре и вовсе стемнело. В одном месте, когда воссоединились несколько групп, мы занимали всю полосу и встречный автомобиль, снизивший практически до нуля скорость, принял на бочину выдавленного или неудачно сманеврировавшего велосипедиста, который, упав, утянул с собой еще пару человек, впрочем, без последствий.
Я попал в довольно бойкую группу из 4-х человек, ехали, меняясь после обгона очередной группы. Доехали до пункта питания в Мортань-о-Перше. Дальше – по схеме, от которой я практически не отходил на всех официальных остановках: очередь на раздачу, перекус, очередь в туалет, мазь на потертости, поиск велосипеда на стоянке и в дорогу. На первых КП я старался запоминать, где оставляю велосипед, но чем ближе к Бресту, это было все затруднительнее.
Кормили замечательно, мой рацион перед стартом составляли, как правило, булки с начинкой, а на бревете я питался как белый человек. Проблему общения, в связи с языковым барьером, я, конечно, испытывал, но, в принципе, мне хватило четырех слов: бонжур, мерси, кафэ о ле (кофе с молоком) и потаж (суп), на гарнир и мясные изыски показывал пальцем, на кассе давал 10 евро, получал сдачу и не заморачивался.
Ночью ехать по Франции одно удовольствие, спуски – это песня, асфальт даже без трещин, ям не видел ни одной, разметка четкая, отбойники на поворотах отлично просматриваются. Правда, в первую ночь было несколько тесно, но зато направление четко просматривалось до горизонта, по красным фонарям. На вторую ночь появилась проблема в виде встречного потока велосипедистов. У многих стоят динамо-втулки, которые питают фонари, и ребята, не стесненные экономией электричества, используют такие прожектора – куда там автомобильному дальнему свету!
А на третью ночь у меня сел фонарь, который я накануне старта не поставил вовремя на зарядку. Но у меня был запасной на батарейках и, повторюсь, особой нужды в хорошем свете на таких дорогах нет.
Если бы не проблема с вилкой... Всю дорогу ждал неприятностей, но пронесло. Это был единственный, хотя и постоянный негатив на протяжении всех трех суток. Но он весьма умалялся общей эйфорией от происходящего события. Эмоциональный тонус постоянно положительный, катило отлично, проколов не было, покрытие замечательное. Люди на обочинах аплодируют, что-то кричат, машины притормаживают, пропускают, в общем – мечта.
Первые полтысячи пролетели незаметно, сильно, конечно, не вваливал и вперед без нужды не лез. Даже на перевал перед Брестом начал лезть весьма бодро, но потом заскучал, начало срубать. Отлежался минут 15 на обочине. Там это обычное дело – велосипед у столба и человек пластом на обочине.
Потом докарабкался на перевал, добрался до Бреста, решил заночевать. Продуваемый ангар, коврики все заняты, может можно было пойти-спросить-найти, но языковой барьер... Улегся на бетон как был, по ощущениям как и не спал вовсе, замерз только. Но по времени оказалось, что спал 2 часа. Пошел есть, встретил первого русского – питерца. После общения с питерцами за последние годы на бреветах, у меня сложилось мнение, что самые горы в России – это в Питере, хотя смутно помню, что, вроде, Петр на болоте строил. Но, тем не менее, для питерцев и местный рельеф – не рельеф вовсе. Для меня же местные холмы были открытием, как-то не думалось, что не в горах будут такие уклоны.
Поехал обратно, перевал был в тумане, со шлема тек ручеек конденсата, пока не спустились вниз. Опять временные попутчики, несколько русских, узнаваемых по форме. Из знакомых по ВОЛу – Кампи (Каменцев Миша), Вадим из Архангельска и Игорь из Одессы. С Игорем пересекся в столовке на раздаче, узнал только по говору.
Из незапланированных остановок: перед Лудеаком навигатор потребовал новых батареек, после Фужера цепь запросила смазки, перед Вилен-ла-Жюэлем организм возмутился и начало срубать. Подремал на обочине 15 мин и добрался до КП. Там организатор, видя, что я разглядываю спящих между столиками попутчиков, предложил ночлег и повел куда-то из зала. Я знаком спросил «за деньги?», он радостно покивал головой, я же головой помотал и пошел обратно. Но, к чести сказать, пока я искал место, он нашел мне коврик. Поспав час, совершил обычные процедуры и поехал за последними 200-ми км.
В Мамере, увидев махающего руками организатора, остановился, подумал – опять секретный КП. Но нет, оказалось, что-то типа банкета, устроенного местными рандоннёрами. Выпил банку коки, поехал дальше.
Предпоследний этап запомнился повышенной концентрацией холмов. На последнем КП пища уже не лезла. Последний этап сначала порадовал длинным участком с правильным уклоном, а потом чуть не добил торчками. Ехал с итальянцами: впереди пожилой, держится как король (он же на велосипеде, и там это не юмор, а действительно так и есть), движения размеренные. На каком-то перекрестке нас пропустило авто, резко притормозив, и чуть не получило в зад от следующего. Из второго авто вылез молодой и что-то крикнул нам вдогонку, пожилой итальянец очень эмоционально начал говорить, не поворачивая головы и не снижая скорости, и говорил минут 10, очень интересно было его слушать, хотя я не понял ни слова.
Дело шло к концу, на вершинах торчков ждали все более многочисленные группы болельщиков и организм не подвел, в очередной раз изыскал резервы и пер как надо. Интересно ведут себя ноги, в начале обычно бережешься – лишняя молочная кислота ни к чему. Тем не менее, ближе к половине ноги устают, кажется – до невозможности, а потом наступает перелом и на какую бы гору ни залез, а ноги все в одной поре и к следующему торчку опять готовы ломить на полную.
Финишировал, сдал дорожную книжку, чип оставили на память, маленько потусовался, знакомых не было, посмотрел свои фото от организаторов (10 евро штучка), оставил их им на память. Выпил положенные две банки газировки и потопал на электричку до Парижа.
Позже, дома, расшифровал трек с навигатора, получилась такая таблица остановок, где в первой колонке – событие, причина остановки, во второй – километры нарастающим итогом, потом наименование населенного пункта, время суток, протяженность участка, время прохождения участка, средняя скорость на участке, время остановки и общий простой нарастающим итогом.
Всего марафон пройден почти за 70 часов, из них 18:39 потрачено на остановки. Для улучшения результата, нужно всего-то, повысить среднюю скорость и уменьшить время остановок. Буду пробовать.
А пока – полная удовлетворенность от того, что довелось участвовать в таком грандиозном мероприятии, в числе 5 тысяч единомышленников. Огромная благодарность французам за организацию, за то, что поддерживают традиции и дают возможность рандоннёрам из разных стран оказаться вместе, на одном старте. Посмотреть вживую друг на друга, пообщаться, научиться чему-то новому.
Не проходящая эйфория, которая обострилась за 100 км до финиша, не прошла до сих пор. Восторг, особенно на утро после финиша, когда вот он, за окном – Париж, ПБП позади, все сложилось, ничто не подвело. И желание, участвовать снова, через 4 года, уже с опытом.
По дороге с финиша до отеля удалось не заснуть, хотя это заслуга моей подруги, направлявшей меня и терпевшей все мои проявления, рожденные ускользающим сознанием. К утру удалось выспаться и даже не опоздать на завтрак. В этот день была назначена официальная финишная церемония, позвонил по телефонам которые у меня были, ничего конкретного для себя не уяснил, ничего заманчивого не услышал, и решил пренебречь. Призы за скорость и уникальность мне не светили, а про таблички со стрелками, которые собрали с трассы и раздавали всем желающим я узнал только дома.
Оставшиеся четыре дня были плотно посвящены достопримечательностям Парижа. Практически каждое утро у нас начиналось с прогулки по улице Тампль, по которой мы шли от отеля до Сены в районе Нотр-Дама. Нашли перед Собором пятак отмечающий начало всех местных дорог. Посидели в скверике в самом начале острова Сите, покормили французских воробьев. Зашли в музей Орсе, пробежали мимо Лувра, посмотрели на Оперу Гарнье. На площади Бастилии попробовали найти остатки оной, но безрезультатно. Вечером сгоняли сфотографировать иллюминацию Эйфелевой башни и Триумфальной Арки.
Музей Клюни – самое старое здание, площадь Вогезов – первая площадь, Центр Жоржа Помпиду. Люксембурский Сад с фонтаном Медичи и корабликами в большом фонтане. Холм Монмартр – высочайшая точка Парижа с базиликой Сакре-Кёр. Версаль – резиденция королей, во дворец не пошли, погуляли по парку.
Сувениры, сборы и домой. День отъезда выдался хлопотным. Сначала выяснилось, что покинуть отель мы должны не в 12, а в 11:30, и дяденька на рецепшене умолял нас свалить быстрее. Потом выяснилось, что мы должны ему деньги за завтраки, а все евро мы уже спустили, пришлось искать банкомат. Все это с разговорником, на пальцах. Потом долго ждали автобуса, когда дождались, оказалось, что велосипеды к провозу запрещены. Туда – было можно, обратно – нельзя, но евро решают все.
В дороге выяснилось, что наша автобусная фирма, купила этот автобус в Париже по дешевке после аварии, и нашим рейсом перегоняла его в Минск. Телевизор не работал, сзади постоянно что-то трещало, в Варшаве на первом светофоре автобус и вовсе заглох и не хотел ехать минут 30. Кроме того, в Брюсселе, села группа детей-инвалидов из 14 человек, в том числе один грудной. В общем, было весело.
Но это была дорога, и все было терпимо, поскольку впереди уже маячил родной дом, а сознание еще было наполнено Парижем.
До свидания, Париж, до встречи в 2015 г

Добавлено: 12 Ноябрь 2014, 19:28:30
СССР - Сам Себе Супер Рандоннер

Константин Анохов (Омск)

«...а я ехал и думал: вода у меня в бачке есть из под крана, банан в заднем кармане, зачем останавливаться и терять минуты, и с выражением благодарности на лице я пролетал мимо и кричал мерси, а в след слышал Бон кураж...»

ВСТУПЛЕНИЕ

Желание попасть на это знаковое событие возникло у меня как то само собой в конце сезона 2010 года, когда, сам не ожидая от себя, я выполнил норматив Суперрандоннера совместно с клубом Новосибирск-Марафон.
Собственно, до этого я и знать не знал ни о суперрандонерах, ни о ПБП, но аппетит приходит во время еды. Получив заслуженные медали и немного углубившись в тему марафонского движения, я понял, что очень хочу на событие, которое волей случая должно состояться в 2011году. Мое воображение рисовало многотысячную толпу райдеров на велосипедах всевозможных конструкций, ликующую толпу болельщиков, стоящих вдоль дорог и поддерживающих гонщиков и меня – участника этих событий.
В общем, я заболел этим событием и практически с нового года не мог думать ни о чем другом, кроме как об участии в ПБП, поэтому и билеты в Париж я купил еще в марте.
Своей мечтой я так задолбал всех друзей и близких мне людей, что и они, похоже, уже ни о чем другом не думали, кроме как отправить меня поскорее во Францию.
Мероприятие, надо сказать, встало мне в копеечку. Учитывая то, что поездка в Европу для меня намечалась в первый раз, то провести 4 дня сидя в седле, а после финиша сесть на самолет и вернуться домой было для меня неприемлемо. Поэтому после марафона у меня была запланирована обширная программа посещения европейских городов: 3 дня в Париже, 2 дня в Риме, сутки в Венеции и грамотно выбранные билеты на обратный рейс авиакомпании «Чешские авиалинии» позволили мне получить еще 13,5 часов в Праге. Все это повлекло дополнительные расходы на авиа и ж-д билеты для передвижения по Европе, а также гостиницы и питание. Также дополнительно пришлось потратиться на новый велосипед, стоимость которого, наверное, сравнима со стоимостью поездки, но рисковать отказом техники на таком мероприятии я не мог, поэтому пришлось изыскивать финансы для удовлетворения своих амбиций.
Особой строкой стоял выбор формы. По правилам участия в ПБП ни один участник не имеет право использовать велоформу с символикой профессиональных команд, так как мероприятие это сугубо любительское и участие профессиональных спортсменов в нем запрещено. Тем не менее, форма мне была нужно новая, а не мой привычный и обожаемый комплект Cofidis.
Можно было заказать форму своего велоклуба, но как меня научил опыт, вероятность ее получения до старта была призрачна, поэтому я остановил свой выбор на форме, которая мне приглянулась еще год назад на www.trikotexpress.de – это СССР.
Аббревиатуру СССР я расшифровал сам для себя как: Сам Себе Супер Рандоннер, для остальных же я был участником из страны прошлого, страны, которую уважали и с которой считались, которую помнят на просторах Европы до сих пор.
Ностальгии по советскому прошлому у меня нет, но вот эпатаж для меня не чужд. Горных тренировок у меня в этом году не получилось. Супер объемов перед ПБП я тоже не накатал, стандартная серия в 1500 км (по Календарю Челябинского «Континента»), плюс две 200, одна 300, одна 400, флэш на 365 км и 1000 км зимой на станке. Собственно все – остальное докатывал на работу и с работы и по выходным реденько 100 проезжал. Такие дистанции как 1200 я никогда не ездил.
Моя попытка в начале августа проехать 1000 завершилась неудачей на 400-м км по причине отказа техники, поэтому предстоящее мероприятие было для меня новым во всех смыслах.

НАЧАЛО БОЛЬШОГО ПУТИ

Старт моей группы с лимитом времени 80 часов был назначен на 16-00, поэтому, прикинув что на старте надо появиться хотя бы за 2 часа до начала, я выехал из своей Парижской квартиры, находящейся у станции метро Barbes Roсheсhuart в 12-00.
Особенности организации движения в Париже наложили свой отпечаток на время моего движения до станции инвалидов.
Повсеместное односторонне движение не позволило проехать мне так, как я запланировал по гугльмап, поэтому к поезду на Сан Кантен я опоздал на 3 минуты и, сев на лавочку, стал ждать следующего. Пока я ждал поезда, на станцию прибыл мой давний знакомый из Новосибирска – Игорь Березенков. Он стартовал на 2 часа позже меня, но на старт тоже решил прибыть пораньше.
Выйдя на станции, я устремился на стартовый контроль, на который опаздывал уже на полчаса, однако прибыв на стадион за 1,5 часа до начала я обнаружил огромное количество желающих стартовать также как и я в первой группе в 16-00. Я не стал вставать в хвост очереди которая тянулась почти по всей беговой дорожке, а обойдя всю толпу участников по верху стадиона,
чуть ли не по трибунам пришел к столику регистрации и поставил своего карбонового коня в нескольких метрах от первой линии участников, рядом с жарящимися на солнце итальянцами, но над ними на бортике.
Выглядело это может быть и нагло, но а) я смог посидеть на бортике у беговой дорожки, чего не могли сделать остальные участники, жарились под солнцем мы все одинаково, зато я сидел на бордюре, а не стоял; б) я оказался в первых рядах колонны.
Прогноз синоптиков на день по удивительному стечению обстоятельств оправдался и на улице стояла настоящее пекло (обещали +30) на самом деле судя по показаниям моего велокомпьютера на солнце было +45,2. Кто-то из участников прикрывался принесенными зонтиками, кто-то укрылся одеялом из фольги, однако большинство рандонерров вялилось под лучами французского солнца, неумолимо уменьшая запасы привезенной с собой жидкости.
Учитывая мою знаковую форму, число желающих сфотографироваться со мной на ПБП или сфотографировать меня значительно превышало мои ожидания, однако быть в центре внимания оказалось тоже приятно.
Выпускать со стадиона начали небольшими группами по 400 человек в 15-30.
Я встал с бортика и вспомнив карточные войны за сахар и крупу, а также толкание в российских очередях вставил свой велосипед сверху в 3 ряд стартующих, спрыгнув следом за ним на стартовую прямую. Вполне возможно иностранные товарищи неодобрительно посмотрели мне в спину, но Советский союз должен был показать, что с ним необходимо считаться!
Выехали мы со стадиона и выдвинулись к месту старта по улочке, заполненной с двух сторон огромным количеством поддерживающих нас зрителей. Несмотря на поставленную перед собой задачу не пить в связи с тем, что воды мне никто не подаст, потихоньку я начал тратить запасы жидкости привезенной с собой, все-таки 45 градусов на солнце давали о себе знать. Перед вылетом мучился вопросом сколько взять с собой фляжек – 2 или 3. В итоге остановил свой выбор на 2 литровых фляжках и ошибся, в такую жару нужно было брать три. Хорошо, что при регистрации организаторы презентовали вместе с документами еще и по одной фляжке, на выбор предлагали 0,5 и 0,75, я выбрал большую.
На старт с собой я взял 1л разведенной таблетки zoom, 1л апельсинового сока и 0,75л обычной воды в подаренной фляжке. В подрамной сумке лежали 24 пакетика пауэргеля купленного предварительно на чейне, 6 таблеток зума присланные с чейна вместе с заказом на халяву, свежие
французские булки и бисквитное печенье, 2 пакета регидрона и небольшой набор медикаментов, включая конечно же детский крем и мазь вольтарен, которые могли пригодиться в дороге. В карманах джерси дозревали 4 банана и один нектарин. Сникерс, купленный еще в Омске и при такой жаре приобретший уже совсем не съедобный вид, был засунут в подрамную сумку до лучших времен (до прохлады ночи).
При подготовке перед стартом я мучился вопросом брать с собой багажник или нет. В итоге выбор пал на заплечный мешок, который принял в себя сменную одежду в виде пары носок, запасных трусов Cofidis, рукавов и наколенников, дождевых бахил и дождевой куртки. Также в мешке лежали и купальные плавки, которые я надеялся использовать в Бресте и окунуться в Атлантический океан – как оказалось, вез я их зря.
Дома заранее распечатал карту с маршрутом движения от первого КП до Бреста. Масштаб карты выбрал довольно крупный, поэтому в заплечном мешке помимо формы лежал также и увесистый пакет макулатуры, с которым я решил расстаться окончательно только в Лудэаке. Фотоаппарат, комплект сменных аккумуляторов для фотоаппарата и фары, мр3 плейер iRiver и КПК с GPS модулем, а также надувная подушка, пригодившаяся мне на КП, лежали в подрамной сумке. В итоге я был загружен всем необходимым, включая 3 запасных камеры и одну покрышку, лежащих
в подседельной сумке.
На стартовой линии нас задержали еще немного в связи с возникшими у организаторов, какими то сложностями. Наконец мы стартовали, но не в 16-00 как планировалось, а в 16-08. Время старта фиксировалось по пересечению стартовой линии нашими микрочипами, выданными всем при регистрации и надетыми на ногу, по этим же чипам за нами можно было следить через интернет.

СТАРТ

В 16-08 мы надавили на педали, но темп, с которым гонщики стартовали, явился для меня полной неожиданностью. Признаться, я думал ехать в своем темпе и не так быстро, как поехали мы. Со старта началась гонка, реальная гонка, а не бревет в том виде, как его рисуют.
Лидирующая группа неотрывно следовавшая за ведущими нас по улицам автомобилями полиции и мотоциклистами взяла темп за 40 км/ч. Спустя около 4 часов за спиной остались 140 км безостановочной гонки. Я понимал, что в таком темпе 1200 км бреветы не ездят, мой максимальный пульс по компьютеру достиг отметки 196 ударов в минуту, дома я при всем старании выше 184 задрать его не мог. Рельеф также явился для меня полной неожиданностью, такого количества подъёмов и спусков я просто не ожидал. (Блаженство в неведении, – я просто не предполагал, что ждет меня дальше и какие сюрпризы судьба уготовила перед Брестом).
Еще ни разу в жизни мне не переходилось переключать скорости с такой частотой как тут. Я работал одновременно и передним и задним переключателями почти постоянно. Так интенсивно щелкать переключателями мне за все время увлечения велосипедом ни приходилось ни разу. Цепь летала по кассете, словно нить по веретену. Использовался весь диапазон передач, конечно же, очень помогло то, что стояла 11-скоростная кассета и то, что я не стал ставить большую звезду на систему. Периодами я крутил как 34/27 в подъем, так и 50/12 – на спусках. На спусках крутил по двум причинам, накатом можно было спокойно ехать и 50 км/ч, но когда спуск продолжается несколько километров, то от ничего не деланья начинаешь замерзать, поэтому, работая ногами и добавляя скорости, хоть как-то себя согреваешь.
Вот в таком сумасшедшем темпе и начался столь желанный марафон. Нехотя я отпускал от себя одну группу за другой, понимая, что мне за ними не угнаться. Моя средняя скорость составляла 28,9 км/ч, запасы воды подошли к концу. Понимая, что лучше ехать с группой, чем в одну каску, я искал себе группу по силам. То огромное количество народа, которое было в начале, постепенно растягивалось и образовывало пока еще густонаселенные группы райдеров. Цепляясь то за одну группу, то за другую, я понимал, что с этими сбитыми ребятами в одинаковой форме, у которых на раме кроме 2 фляжек больше ничего нет, мне не по пути. У них впереди пункты питания, машины сопровождения и комплекты сменной одежды, а у меня все это было за спиной в прямом смысле этого слова и лететь стрелой в ад мне было пока рано поэтому, постепенно отставая от одной группы, я позволял накатить себя другой, такой же одинаковой и облегченной.
Понравились ребята в форме светло-зеленого цвета с цифрой 24 на спине, написанной шрифтом как на кварцевых часах. Шли плотной группой четко передавая смены друг другу, сразу было видно что едут не первый раз. Позже просмотрев на сделанные мной фото и получив информацию о номерах 1588, 1589, 1600, я понял, что это датчане (как вы можете видеть из финального протокола, некоторые из них неплохо выступили).
Вот так перекатываясь от одной группы к другой, я проехал 140 км и в одном из проезжаемых нами городков увидел первых волонтеров-болельщиков. Когда я их увидел у меня от радости и переизбытка чувств появился комок в горле. Ребята это на самом деле стоит увидеть и почувствовать.
Когда ты летишь по французским дорогам, на которых краской написаны имена известных гонщиков, бок о бок с тобой едут, возможно, не менее известные люди, ты ощущаешь себя участником не только ПБП, но и от части Тур де Франс. И когда за очередным поворотом ты видишь открытые ворота дома во дворе, которого установлен столик, на котором, несмотря на испепеляющую жару, стоит только что налитый запотевший от холода графин с чаем и водой, а дети вдоль дороги наперебой протягивают руки чтобы коснуться тебя, выкрикивая ободряющие возгласы. Только от одной этой картины наворачиваются слезы.
И эта картина, первая из многих открылась нашей группе на 140 км пути. Вы бы видели эти жадные руки протягивающие бачки для того чтобы их наполнили живительной влагой.
Напившись и залив все 3 бачка до краев я двинулся дальше. Число людей, поддерживающих гонщиков, не уменьшалось до самой ночи, я был просто поражен этими людьми, стоящими под палящим солнцем весь день, а потом и в темноте, и приветствующими участников.
С самого старта и почти на протяжении 200 км за мной следовала пожилая французская пара, которая фотографировала меня и всячески подбадривала. Когда стемнело я их уже не видел, но от самого стартового створа, на котором я их и заметил, а они – меня, число наших встреч было четыре.
Со старта и почти до самого финиша я шел бок о бок с Валерой Певневым (Орион – Волгоград). Для него это был уже не первый марафон, но такому старту он тоже был не рад. Поэтому, смотря на свой пульс, периодически отставал от меня, в последствии нагоняя на КП. Отдыхал я там больше, чем он, поэтому после КП догонять приходилось уже мне.

Добавлено: 12 Ноябрь 2014, 19:30:39
ПЕРВЫЙ КП

Сразу после остановки в первом КП (Вилен Ля Жюэль), я увидел впереди себя отправляющегося гонщика в форме Катюша. Прикинув возраст участника, сразу понял кто передо мной – легендарный, по крайней мере для меня, Харис Сахипов (Урал-марафон). Для меня было честью пообщаться с этим железным человеком. Он ехал налегке с голыми руками и коленками, в то время как уже стемнело и я утеплился, надев рукава, чулки и светоотражающую куртку поверх джерси. Харис же ехал по-летнему. Догнал, представился, и мы поехали вместе, за занимательной беседой проведя некоторое время. Темп Хариса был чуток медленнее моего, поэтому поймав за хвост очередную обгоняющую нас группу я пожелал ему счастливого пути и поехал вперед. Очередная наша встреча произошла уже после второго КП в Фужере. Здесь я опять догнал Хариса, который подолгу не засиживался на КП, так как имел собственную машину сопровождения. Мне же приходилось, помимо отметок в дорожной книжке, еще и заливать бачки водой. К сожалению, именно этот процесс отнимал больше всего времени на КП. Отмечаться нужно было в одном месте, кафе быстрого питания находилось в другом, если вы хотели покушать по-плотнее, то в столовую приходилось следовать в третье место, а санузлы с раковинами находились вообще в противоположной стороне площадки контрольного пункта.
Покинув Фужер в гордом одиночестве, я сначала догнал Хариса, а потом мы вновь повстречались с Валерой Певневым. Сейчас уже не вспомню, ехали ли мы втроем или с <
Записан
maxfer
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 1522


Откуда: Брянск, Новостройка
Езжу на: Stels Navigator 750


« Ответ #1 : 12 Ноябрь 2014, 21:28:23 »

зачем копировать текст чужих отчетов, если правильнее просто ссылку выложить на оригинал??
Записан
Lanser
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 5286


Откуда: Брянск
Езжу на: Cannondale Scalpel 29er


« Ответ #2 : 12 Ноябрь 2014, 22:01:23 »

Много букв. Осилил половину.

Больше всего понравилось:
Особо не готовился, накатал с начала года 10 000 с тренажером и зимними покатушками по снегу.

Записан
cheerfulcow
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 4499


Откуда: Бежица
Езжу на: |Trail| БЕДРО custom; |Enduro| Orbea Rallon


« Ответ #3 : 12 Ноябрь 2014, 22:12:17 »

Больше всего понравилось:
Особо не готовился, накатал с начала года 10 000 с тренажером и зимними покатушками по снегу.

"А скорее физкультурник" (с).
Парни, расходимся  mosking0
Записан
mechanic032
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 974


Откуда: Брянск

« Ответ #4 : 12 Ноябрь 2014, 22:15:12 »

Нету ссылки. Это из Вестника ОРВМ. Учитывая наличие в Вестнике информации, предназначенной для внутреннего использования, посчитал нелогичным выкладывать всё.
Увидел, что всё не влезло. Окончание:

....ехали ли мы втроем или с нами был еще кто-то из международного состава, но наш костяк продержался до того самого момента, пока на подъезде к очередному ночному городу я не увидел обалденную церковь, которую всенепременно должен был сфотографировать. В результате, вытаскивая фотоаппарат из подрамной сумки, я зацепил крышку аккумуляторного отсека и, открывшись, она выплюнула из себя на дорогу два новых аккумулятора. Если бы это были батарейки, я бы не стал возвращаться но 2500ah аккумуляторы стоили того, чтобы вернуться и поискать их в кромешной тьме.
Оставив свою группу, я повернул назад. Встречные гонщики, наверное, немало удивились, увидев меня едущим в обратном направлении. Я однозначно посеял в их душах зерно сомнения (неужели этот русский уже едет назад, мы все лузеры а-а-а-а-а.....).
Хорошо, что перед мероприятием помимо своих опробованных фонарей я установил новую фару IXON IQ, освещающую дорожное полотно как днем с силой в 40 люкс. Признаться – не ожидал найти аккумуляторы так быстро, однако это произошло и, вставив их на свое законное место в фотоаппарат, я рванул в погоню за своей командой, не забыв сфотографировать ту самую церковь. Однако догнать мне их, в ближайшие 100 км, было не суждено.

СОЮЗ-АПОЛЛОН

После Тэнтэньяка я догнал одинокого американца – Тода из Цинциннати. Он обычный зубной врач с тремя детьми: две девочки, работающие архитекторами, и парень, которого американское правительство отправило воевать в Афганистан. Мы с ним сошлись во мнении, что их президент дебил, и воевать в Афгане с людьми, у которых нет ничего, могут только дебилы, а потом перешли к беседам на более мирные темы. Он обычный любитель, никогда профессионально не занимавшийся велоспортом, тем не менее уже в 4-й раз приезжает на ПБП и имеет личный рекорд его прохождения за 56 часов. Как выяснилось в процессе беседы, он и в этот раз он собирался проехать весь ПБП без сна. К сожалению, я не запомнил его номер, но благодаря опубликованному протоколу участников и тому, что имя Todd не так распространено как Michael или John, я, несильно напрягаясь, определил, что это Todd Williams, который завершил марафон за 57:18. Видимо что-то помешало ему исполнить свой план и выехать из 56 часов. Обмениваясь с Тодом не только фразами, но и сменами мы вновь добрали Валеру, а впоследствии и еще нескольких участников. Так, небольшой группой мы миновали секретное КП, перед которым нас сфотографировали жадные фотографы, требовавшие на финише за каждое фото 15 евро.
Основной проблемой было то, что мы все время шли в лидирующих группах, в которых на ПБП по обыкновению преобладают французы. Поэтому поговорить практически было не с кем. Австрийцы, немцы, итальянцы, англичане и, конечно, американцы прекрасно владели могучим международным языком – английским. Французы же, видимо, в школе иностранные языки не учат, поэтому общаться в таких группах можно только жестами. Все люди, с которыми я общался в процессе марафона, участвуют в этом мероприятии уже не первый раз, практически все – второй, третий, четвёртый и даже пятый. Для меня на тот момент это было просто дикостью, я задавал себе вопрос, зачем раз в четыре года ехать за тридевять земель, чтобы истязать свой организм многосуточной гонкой по холмам. Не высыпаться, ехать в холод, в дождь, жариться под солнцем и бороться со встречным ветром. Сразу после столь интенсивного старта я подумал: куда я попал – это не Бревет, это не прогулка, это не пати!!! Это гонка, реальная гонка со временем, на выживание, на пульсе 180. Я ехал и думал: нет, я не такой с меня и одного раза достаточно, вот проеду – и все, больше никогда!
Однако, если хотите рассмешить Бога, расскажите ему о ваших планах.
Уже на финише я думал абсолютно по-другому.
Получение удовольствия от такого бревета – сомнительно. Темп – галопом по европам, по французским городкам, которые мы буквально прошивали, и я не успевал достать фотоаппарат, чтобы запечатлеть быт рядовой французской глубинки, – практически ничего не оставлял в памяти. Более того, учитывая вечерний мой старт, часть городов мы пролетели в ночи по абсолютно пустым улицам, где очень редко стояли волонтеры.
Все городки как две капли воды похожи друг на друга, можно побывать в одном и понять, как устроены остальные. В центре всегда стоит старая и очень красивая церковь века так 18-19-го, мимо нее проходит одна дорога, по обочинам которой стоят аккуратненькие домики за каменными заборами. У новых домов заборы уже не каменные, а живые – из кустарников, подстриженных так аккуратно, что выглядит это как стена. Не чета нашим нуворишам, которые окружают свои загородные и не только виллы 5-метровыми заборами толщиной в кирпич. У французов же глаз радуется, когда проезжаешь мимо: и порше при входе, и живая изгородь вместо 5-метрового забора.

ТЭНТЭНЬЯК

Рельеф за Тэнтэньяком немного выровнялся, и мне открылись на горизонте те великаны, с которыми сражался Дон Кихот – ветряные мельницы. На самом деле это были электроветрогенераторы, но смотрелись они эффектно не только издалека, но и когда я проезжал мимо них. Огромные лопасти винта вращались от едва заметного утреннего бриза в абсолютной тишине и эта картина завораживала...
Однако, спустя какое-то время, когда я выходил на смену, я вновь начал лосить – то ли велосипед у меня в горку сам ехал, то ли мне было невтерпеж добраться до Бреста. Поэтому Валера сообщил, что ему лучше поберечь себя и сбавил темп.
На КП в Лудак мы прибыли вдвоем с Тодом, но я задержался на КП, чтобы немного отдохнуть перед финальным рывком до Бреста, и Тодд уехал без меня.
Пока я заправлялся едой, прибыл Валера. Подождав друг друга мы опять выдвинулись вместе. Одинокими мы оставались недолго: то ли добрав очередную группу, то ли, наоборот, позволив добрать себя, мы вновь оказались в компании – на этот раз англичан.
Имен я не спрашивал, мой основной вопрос к каждому встречному был один – первый ли для него это марафон, на этот раз оказалось четвертый. С англичанами мы доехали до пункта питания и сна – Сан Николя Дю Пелем. Перед этим городком был небольшой подъем, и я по своему обыкновению опять ушел в отрыв.
Хочу сделать отступление и пояснить, что сам себя горняком я никогда не считал, а учитывая нашу Омскую область с рельефом типа «СТОЛ», тренироваться в горах как-то негде, да и не люблю я горки. Катал я и по египетским горам в Шарм-эль-Шейхе и по Турецким в Кемере. Удовольствие только одно – когда на скорости под 70 км/ч летишь вниз, а вот подъемы... Однако тут я неожиданно обнаружил, что при подъеме в гору мои попутчики выкладываются гораздо сильнее. Парни давят кардан, встают из седла, я же, помня уроки Лэнса, скидываю передачи до тех пор пока у меня не получается крутить с тем же кадансом, что и на равнине. При таком подходе я довольно быстро обходил всех на подъёмах и, чтобы не оторваться от группы, мне приходилось сбавлять темп.
На спусках ситуация повторялась: вокруг меня люди упирались, крутя педали на больших передачах, я же наоборот ложился в аэродинамическую посадку и простым накатом опять оставлял всех позади. Все-таки что ни говорите, а велосипед решает и Wilier умеет делать байки...
На подъёме перед Сан Николя Дю Пелем я ушел вперед и довольно значительно, поэтому въехал в город в гордом одиночестве. Каково же было мое удивление, когда, выехав на главную улицу города, я увидел Хариса, выруливающего из переулка прямо передо мной. Поприветствовав его и спросив, чего это он сбоку выруливает, я понял, что GPS в очередной раз подвел профессионала. Харис шел по треку и трек увел его в сторону. Поэтому, предложив ему ехать в моем фарватере, мы понеслись по городу к месту предполагаемого КП.
Признаться, зигзагов по городу мы нарезали очень много (наверное больше, чем во всех остальных городках), и каково же было наше удивление, когда мы проскочили через площадь и оказались на пустой дороге ведущей из города. А где КП, подумал я, и остановился, Харис тоже затормозил. Через пару минут из-за поворота показалась отставшая группа и мы выяснили, что тут только пункт питания и сна, а контроля тут нет. Что ж, придётся пилить до КП еще 32 км.
Плотной группой долетели до Карэ. До Бреста и точки разворота оставалось всего 93 км. Я еще лелеял надежду уложить 600 км в сутки, но уже понимал, что это маловероятно. Я понятия не имел, какой подъем ждет меня впереди!!!!

ДОЛГАЯ ДОРОГА В ДЮНАХ

Несмотря на то, что шли мы группой, на подъеме перед Брестом наша группа благополучно посыпалась, и каждый стал ехать сам по себе. Погода соблаговолила показать свое доброе лицо и солнце выглянуло из-за туч. Это добавило оптимизма, но 40-километровый подъём, не знаю – с каким градиентом, убивал медленно и верно.
За каждым следующим поворотом я ожидал увидеть долгожданный спуск, но моему взгляду открывался очередной подъем с еще большим уклоном, от этого мои эпитеты на бессмертном русском становились все крепче и крепче. Но окружающие меня виды сглаживали негатив.
В особенности впечатлили меня пасущиеся вдоль дороги коровы. Я не знаю, что с ними делают во Франции, но от Российских они отличаются кардинально. Во первых – цветом, все как на подбор или светло-рыжие или белые. У нас же в основном – черные или черно-белые (видимо жизнь накладывает свой отпечаток). Во вторых, поразил их внешний вид. Таких упитанных коров я видел только в советских мультиках, на самом деле наши – обычно гремят ребрами, переходя дорогу. Ну и в третьих – это их чистота. Наверное их моют шампунем в отличие от наших. В общем, коровы оставили положительное впечатление, в отличие от подъёма.
Это было единственный раз за весь ПБП, когда я был вынужден остановиться между КП и спешиться. Посидев на травке и съев остатки печенья, которые я вез с самого Парижа, я почувствовал себя лучше. Я, конечно, шакал паршивый, в том, что выбросил упаковку от печенья на той же обочине, где и прилег... Но, блин, как родина воспитала, так и ведем себя. Пятиминутного отдыха мне хватило на то, чтобы встать и двинуться дальше.
Я следил, как медленно увеличиваются цифры на альтиметре моего велокомпьютера и, мысленно матерясь, задавал себе только один вопрос – «когда же все это закончится?» Ехал я один, солнце под вечер вспомнило, что еще лето и начало припекать. Учитывая, что был один сплошной подъем, то вся форма на мне, включая рукава и перчатки, промокла до нитки от пота. Однако, как только я поднялся на перевал и передо мной открылась чудная долина, я уже матерился от восторга, ради такой красоты можно было и больше в гору пилить. Максимальная высота подъёма была 445м.

БРЕСТ

За 24 часа я проехал 549 км, мечта добраться до Бреста за сутки осталась мечтой. Что ж, будет к чему стремиться в 2015-м.
Спуск к Бресту прошел значительно быстрее подъёма. Минут десять я просто лежал на раме, рассекая воздух на скорости около 50 км/ч. Этот подъём вознаграждал каждого рандоннера за усилия своими видами и отличным спуском.
Подъехав к Бресту я увидел тот самый мост через реку (названия не знаю, но мост на картинках видел). Сколько раз до этого мое воображение рисовало картины, как я проезжаю через этот мост, и вот это случилось наяву. Однако дальнейшее путешествие по городу мне не очень понравилось. Не знаю, что двигало организаторами, но проезд через портовые доки и промзону навеял на меня мысли, что вот сейчас мы приедем на заброшенный склад, и местные гопники в лице афро-французов навешают нам мирных дюлей и отберут наши дорогие байки. Однако реальность оказалась еще жестче, перед самым въездом на КП, когда за спиной было уже 617 км, я понял что такое Alp-duez –километровый участок с подъёмом на 85 метров. Вот тут я впервые встал из седла и это было, по-моему, единственный раз за всю гонку.
В Бресте я впервые налил себе во фляжку вместо воды кофе, а во вторую просто холодной воды, чтобы брызгать в лицо. Предстояла вторая бессонная ночь, а моя цель была доехать без сна до Карэ.
 
ДОМОЙ

Еще по прибытии в Брест погода начала портиться, на небе стали собираться тучи, ветер усилился, поэтому в мои планы входило быстро отметиться, коротенько отдохнуть и выдвинуться в обратный путь. Как я уже сказал, спать я предполагал не на спальном КП в Сан Николя, а в Карэ, т.е через 85 км после разворота, поэтому, быстро перекусив, я набрал во фляжку 1 литр кофе, предполагая, что кофе, в совокупности с таблетками кофеина, отодвинет желание поспать на некоторое время.
Выдвинулся с КП как всегда один, но довольно быстро заплутал в местном переплетении улиц и вернулся к перекрестку со стрелками в ожидании бывалых марафонцев. Они не заставили себя долго ждать, и мы организованной группой начали спуск из города. Выезд из города организаторы проложили по другой дороге нежели въезд, и я был очень рад тому, что не оставил на обратную дорогу процесс фотографирования на мосту – его бы просто не было. Мы вышли из города по относительно пологим склонам и, не пересекая залива реки, сразу окунулись в наступившую Бретонскую ночь.
Отмечу, что во Франции, к моему удивлению, королем дорог является именно велосипедист и то уважение, с которым к нему относятся водители, меня просто поразило. При подъезде к перекрестку даже с второстепенной дороги достаточно поднять руку и приближающиеся автомобили, включая большегрузные фуры и автобусы, почтительно останавливливаются, пропуская даже одинокого велосипедиста – вашего почтенного героя. Если дорога настолько узка, что не позволяет совершить обгон, то водители автомобилей смиренно выстраиваются в очередь и двигаются за велосипедистами с их скоростью, даже не думая сигналить или высовываться из окон с криками, чтобы им уступили дорогу. Такое поведение водителей действительно вызывает уважение, и это во Франции мне понравилось больше всего...
Быстро темнело, причем, темнело так же быстро, как и портилась погода. Нас было около 20 человек и шли мы плотной группой. К сожалению, моя сигма 2206 глюканула еще на 300 км и отказывалась показывать скорость движения, а соответственно и пройденный километраж, но исправно показывала пульс и каданс, поэтому толку от ее подсветки не было, а проверенная временем сигма 600 при таком освещении не позволяла разглядеть скорость, с которой мы двигались.
Я как обычно пер паровозом вместе с одним американцем. На горизонте заревом начали полыхать молнии, а в серой дымке заката было видно, что впереди нас ждет дождь.
Навстречу начали попадаться группы, ехавшие в Брест, парни были зашорены по самое «не хочу» и на наши вопросы о дожде отвечали – да там мокро и противно. Дабы не останавливаться и не терять группу, я решил по обыкновению на ходу достать дождевик из рюкзака. На очередном спуске я сделал это и даже надел его на себя, не потеряв лидерства, но, к сожалению, вместе с дождевой курткой я зацепил из заплечного мешка и новенькую пару упакованных носков cofidis, которые так и остались, видимо, лежать на дороге между Брестом и Карэ – это была моя первая потеря на ПБП.

ПЕРВЫЙ СОН

Начинался дождь, но вскоре я уже был на КП в Карэ, что не могло не радовать. Как только мы вошли в помещение, дождь ударил в полную силу, и я понял, что мои планы поспать именно здесь – абсолютно верны. Небольшой перекус и бутылка пива перед сном мне были просто необходимы.
Вокруг меня спали люди: на полу в коридоре, между столиками в столовой, сидя за столом и положив голову на руки, укутавшиеся в одеяло из фольги и просто обнявшие сами себя руками. Спали райдеры всех возрастов и национальностей. И я тоже решил поспать.
Сбегав к велосипеду за надувной подушкой, предусмотрительно взятой из дома, я вернулся к своему столику на КП, раздвинул стулья, надул подушку и улегся на пол, выстеленный картоном. На часах было около полуночи, я не спал уже больше 39 часов, поэтому заведя будильник на 2 ночи, я улегся на пол, укрылся своей дождевой курткой из PVC, которая согревает ничуть не хуже, чем антикризисное одеяло, и провалился в сон. Подушка спасла меня от проблем с шеей и спиной, которые потом испытывали некоторые рандоннеры.
Проснулся я в 1:30.
Вставать было очень тяжело. И не потому, что не выспался, а потому, что ноги перестали слушаться. За время сна в них скопилась молочная кислота, и сейчас перед выездом их необходимо было разогреть, на что у меня и ушло как раз полчаса. Умывшись холодной водой и сделав 10 приседаний, я почувствовал себя лучше.
Дождь на улице закончился, значит можно двигаться дальше. Собрав свои вещи, я протер седло рукой (карбон не намокает) и двинул к следующему КП. Мне повезло – под дождь я практически не попал, а вот парни, которые ехали в это время в Брест или возвращались из него, промокли по самые памперсы.
Перед выездом из дома я еще думал, брать крылья с собой или не брать. В итоге разум взял верх над жадностью и рассудив, что лишние 200 грамм веса не убьют, крылья я взял и был абсолютно прав. Ибо езда по мокрой дороге не вызывала никаких негативных ощущений, а спина и ноги были
абсолютно сухими.
Выехав из Карэ, я прибыл в спальный пункт Сан Николя дю Пелем, где решил перекусить сладеньким. К сожалению, видимо из за большого скопления народа, едущего в обоих направлениях, стояние в очереди за парой блинов с джемом отняло у меня минимум 30 минут времени, поэтому сразу после еды я, недолго думая, вскочил в седло и рванул к следующему КП – Лудак.

СВЕТЛЯЧКИ

На встречу мне шел нескончаемый поток велосипедистов. Эта бесшумная река света, тянущаяся из-за горизонта – зрелище подобно факельному шествию ку-клус-клана. Несколько часов мимо тебя проносятся такие же, как ты, сумасшедшие велосипедисты с фарами, прорезающими ночную тьму тонкими лучами света. Но когда их сотни, эти лучики превращаются в настоящий прожектор и видимы за многие километры, насколько позволяет рельеф.
Вновь образовалась группа попутчиков, которая в полной тишине рассекала ночной влажный воздух колесами и неумолимо двигалась к финишу. Периодически в этой тишине раздавалось чпоканье – как будто кто-то открывает бутылку вина. Повернув свет фары чуть ниже, чтобы освещать дорогу непосредственно перед колесом, я понял, что издает эти звуки. Это были лягушки, вылезшие после дождя на дорогу и периодически лопавшиеся под колесами моих компаньонов, мне же посчастливилось ни на одну из них не наехать, но их размеры меня реально удивили. Размером с кулак, причем не зеленого, как я их всегда себе представлял, а светло-телесного цвета. Сколько их погибло под нашими колесами – одному Богу известно... Но думаю, на следующий день во всех окрестных городах в меню французов появились лягушачьи лапки.
На одном из многочисленных спусков я понял, что уснул за рулем, ибо когда открыл глаза – задний габарит моего попутчика рекурсивно удалялся вдаль... Что само по себе сразу навеяло тревожные мысли – надо остановиться и поспасть, иначе можно и в кювет улететь. Остановился я возле одного из домиков, стоящих у дороги. Основная прелесть была в том, что при входе в этот дом был насыпан мелкий гравий, который избавлял меня от поиска сухого места для сна, которое как вы понимаете найти в лесу после дождя нереально. Сев прямо на гравий и прислонившись спиной к дому, я отрубился минут на 15. Этого было достаточно, чтобы восстановиться и продолжить путь.
По дороге в Лудак у одного из пунктов питания, организованных местными жителями, я встретил парней из Челябинска. Сергей и компания стояли возле столика и закупались булочками, которые пеклись прямо тут же в булочной через дорогу. У дороги стояли волонтеры – с кока-колой, соками и водой, нам предлагались свежемспеченные булочки, а также фрукты, и все – по вполне приемлемым ценам.
Пообщавшись с Сергеем, понял, что парням очень тяжело, едут практически по флажку, успевая на КП перед самым его закрытием. Они тоже не ожидали такого рельефа, тем не менее, воли к победе и решимости у них было хоть отбавляй и в лимит они уложились. Попрощавшись с парнями и выпив для бодрости банку ред була, я двинул дальше.

ПАРОВОЗИКИ

На пути в Тэнтэньяк нагнал одинокого райдера, на мое счастье оказавшегося из Болгарии и прекрасно говорившего по-русски. Кто это был, я выяснил уже дома – Лазарь Владиславов (No1982), – ответственный координатор по Болгарии, один из организаторов марафона 1200 км Сливен-Варна-Сливен. Меняясь, мы быстро нагоняли одиноких марафонцев и предлагали присоединиться к нашему поезду. Так, тихой сапой, постепенно вновь нагнали Валеру, а впоследствии, и еще с десяток марафонцев. В итоге, наш паровоз насчитывал 12 вагонов, но тягачами работали, в основном, мы с Валерой, болгарин, итальянец и француз. Нормальную «карусель» запустить не удалось, некоторые просто висели на хвосте, составляя компанию, но не в состоянии лидировать. Таким составом мы прибыли в Тэнтэньяк.
Еще по пути в него я понял, что растянул ахиллесово сухожилие на правой ноге – стопой двинуть не мог ни вправо, ни влево, поэтому крутил практически на зубах и левой ногой. Проблема осложнялась тем, что именно на левой ноге в коленном суставе у меня тенденит, поэтому сильно крутить не получалось, колено отзывалось болью. В итоге, чтобы доехать до КП, левой ногой я давил, а правой ногой тянул. Приехав в Тэнтэньяк, сразу пошел к врачам с просьбой наложить мне бандаж на стопу.
Девочка-медик поняла мою просьбу, хоть и ни слова не понимала по-английски, и тщательно омыв ногу и смазав ее каким-то кремом, наложила настолько профессиональный бандаж, что нога стала как новая. Движение вправо-влево было зафиксировано, а нажим на педаль и подтягивание ее никакой негативной реакции в ноге не вызывали. Про колено я ничего не сказал, все равно бы ничего не сделали, посчитал, что как только потеплеет, оно меня отпустит.
С Тэнтэньяка опять выдвинулся вместе с Лазарем и началось дежавю. Мы новь начали добирать одиноких райдеров и формировать пелетон. Спустя некоторое время в нашем поезде вновь оказался Валерий, выехавший с КП чуть раньше нас. Собственно вот такой плотной группой и ехали до Фужера. Мой пыл периодически охлаждали, поскольку в горки я взбирался все также резво и все также оставлял группу позади.
Из Фужера выехали опять группой, но в связи с тем, что группа решила соблюдать правила дорожного движения и останавливаться на каждом светофоре, а я эти самые правила как-то забыл, то на выезде из города обнаружил
себя в гордом одиночестве. К тому же, впереди замаячил веломобиль, который я безумно захотел сфотографировать, поэтому я еще чуток прибавил, чтобы догнать его.
За рулем оказался немец Hajo Eckstein (No6450). Вначале у меня получилось снять небольшое видео (не переключил фотоаппарат на режим фотосъемки), а потом уже и фото. Немец оказывается тоже меня запечатлел. Каково же было мое удивление, когда спустя пару дней после марафона, я обнаруживаю у себя в почте послание от него с моими фото. В ответ я, конечно же, сбросил ему его фото, сделанные мной... После этой фотосессии рекумбент ушел вперед, а я нагнал пару – молодого парня James Fairbank (No 1855) и мужичка немного постарше. Паренек был из Англии – поэтому общение получилось, вместе с ними ехал до Вилен ля Жюэля. Катилось хотя и веселее, но толку от них не было практически никакого, уж больно они любили сидеть на колесе и на смены выходили редко, да и вели недолго. Несмотря на это нам все же удалось догнать еще одну группу, человек пять. И опять моим надеждам отдохнуть не суждено было сбыться, переходящее знамя со значком паровозика было почти постоянно у меня.
Когда до Вилен ля Жюэля оставалось совсем немного, на небе собрались тучки и пошел небольшой дождик. Немцы и я остановились у обочины, чтобы надеть дождевики. Остальная массовка шла голая и поэтому останавливаться не посчитала нужным. И вот когда я уже практически зачехлился, мне в спину влетает пожилой француз. Этот месье даже не думал тормозить, просто опустил голову вниз, так и пер на подъём, не глядя вперед. ДТП было не сильным и обошлось без последствий, сошлись на обоюдке: мне надо было съехать с дороги и встать на обочине, а ему просто смотреть вперед.
От КП в Вилене я стартовал снова с Валерой и парой французов, с которыми совместно прошли уже не один КП. Навстречу пронеслось несколько мотоциклистов на довольно приличной скорости. Сразу после этого ко мне подкатывает француз и спрашивает что-то про высокую скорость. Признаться слушал я его краем уха, так как в другом ухе у меня играл плейер и подумал, что он говорит про мотоциклистов, на что я киваю ему головой и отвечаю yes faster. После этого француз удовлетворенно отворачивается и уходит в точку. В наши с Валерой планы так гнать не входило, поэтому мы сохранили прежний темп. Валера же мне пояснил, почему француз так умчался. Он спросил, не прибавить ли нам скорости, на что я собственно и согласился – вот что значит невнимательно слушать собеседника
Оставшийся пожилой француз, который ни слова не понимал по-английски, вел себя не совсем логично: то сидел на колесе, то внезапно ускорялся и неприлично виляя бедрами пытался оторваться от нас, но у него это не получалось. Я не хотел отрываться от Валерия, так как ему было не по себе: клонило в сон – устал, да к тому же сон на одном из КП без подушки клинанул ему шею, в результате ехал он через боль. Голову опустить мог, а вот обратно уже только через зубы.
Кофе на КП, которым я заправил свой бачок, чтобы не уснуть, оказался такими помоями, что после двух глотков меня начала мучить сильнейшая изжога и запасы воды во втором бачке не помогали избавиться от этого противного кофейного привкуса. Но тут случилось чудо, заставившее нас сделать внеплановую остановку.
Очень жаль, что я не запечатлел этот километровый столбик, на котором с одной стороны было указано сколько КМ осталось до Парижа, а с другой – до Бреста. Именно возле него заботливыми волонтерами были аккуратно уложены 4 бутылки с минеральной водой, которая была как нельзя кстати.
Остановившись и выплеснув помои из бачка, я заправился минералкой, тоже самое сделал и Валера, француз же нас ждать не стал и укатил, прибавив ходу.
Валерий совсем сбавил темп, и хоть я придерживался понятий, что русские своих не бросают, – мне очень хотелось уложиться в запланированные мной 60 часов, поэтому, оставив Валерия за спиной, я пустился в погоню за французом. Дорога была прямая как стрела, плавно переходя из подъёма в спуск, поэтому дедушку я заметил еще издалека. Прошив его на очередном из спусков, я помчался дальше, уже видя на горизонте очередную цель – зажегшиеся габариты одинокого райдера. Его я тоже оставил позади довольно быстро и окунулся в одиночество – огней впереди меня больше не было. В этот момент мой велокомпьютер показал, что за спиной у меня 1000 км, с момента старта
прошло 49, 5 часа. Еще одна цифра, которую мне хочется побить в 2015 году.
Спустя некоторое время сзади ко мне начал приближаться «литерный тепловоз», – по крайней мере, третий фонарь на каске и скорость приближения позволяли провести такую аналогию. Убегать я не стал, а разумно рассудил, что лучше сеть к нему на хвост. Спустя несколько минут слышу из-за спины голос «Советский союз» и вопрос: Ты Кот?
– Да, Кот, – меня догнал Игорь Ильин, на тот момент лидер среди Российской сборной. Я очень рад был новому попутчику, да еще и соотечественнику, поэтому беседуя и делясь впечатлениями, мы не заметно для себя доехали до Мортани. Игоря встретила группа поддержки с домашними макаронами, а я, выпив банку кока-колы, тоже взял себе макарон с чем-то мясным, напоминающим фарш с томатным соусом.

ЕДА

Надо сказать, что кормежка на этом КП была самой приличной из всех. В основной своей массе нормально покушать было невозможно. Вроде и предлагают что-то, но есть это нельзя. Кофе – помои, чая я вообще ни на одном КП не видел, супов, в том виде, в каком их представляет нормальный русский человек, у них нет. Вместо этого предлагается какая-то бурая бурда, протертая на терке и напоминающая жиденькое детское питание. Я такое даже бесплатно пробовать не буду, тем более – за деньги. Бананов я тоже ни на одном КП не видел, в отличие от апельсинов и тыквы, которых было навалом, но их мне хотелось меньше всего. Худшее впечатление, конечно же, оставили бутерброды – разрезанный вдоль резиновый безвкусный батон, внутри которого лежит листик салата и тонкий-тонкий кусочек ветчины. О том, чтобы положить туда полноценную сосиску, добавить корейской морковки и полить все это кетчупом или майонезом, эти кулинары не догадывались. Пару раз брал какао, причем пьют они его не из кружек, а из глубоких чашек, макая в это какао круасаны, – дикари, одним словом. Какао-то я себе конечно в чашку налил и даже по их настоянию обмакнул туда круасан – скажу честно ничего особенно приятного не испытал. Начинки в круасане не было, а есть мокрый хлеб удовольствие, по крайней мере для меня, не из приятных. Сейчас уже не вспомню название КП, но это был единственный пункт, где отбивались чеки, во всех остальных деньги с нас брались пожилыми французами чисто на глаз, поэтому у меня сложилось впечатление, что нашего брата тут тихо дурят. За один и тот же набор продуктов на разных КП я мог заплатить и 5, и 7, и 12 евро. Поесть вообще встало мне в копеечку, суммарные затраты на питание в процессе марафона составили 112 евро. И это, не учитывая того, что по пути в Брест я питался только заранее купленными гелями в количестве 24 штук и домашними запасами.
Так вот, на этом КП я впервые решил покушать нормально и заодно с салатиком попросил макарон. Минут пять я пытался объяснить людям на раздаче чего хочу, в конечном счете до них дошло, что слово паста и есть макароны, и мне принесли тарелку макарон без ничего. На просьбу налить майонеза или кетчупа я опять получил в ответ недоумевающие взгляды ничего не понимающих французов. Я не знаю, как по-французски будет майонез и кетчуп, но предполагаю, что слова эти имеют международное значение и знать их должен любой Даун. В итоге, вместо кетчупа мне в макароны была брошена ложка обычной томатной пасты, которая так и осталась в моей тарелке несъеденной. Пиво на этом КП тоже было отстойным. Вместо уже привычного Карлсберга и Хайникена тут стояло 1664 – горькое как полынь. Между прочим, на некоторых КП я видел даже вино, но брать не стал, так как после вина меня мгновенно клонит в сон. В итоге, потратив 12 евро, поесть нормально мне не удалось.
Как мне сказала жена Игоря, кормежка на этом ПБП действительно намного хуже, чем в 2007-м. Сравнивать мне было не с чем, но у нас в Омской области в придорожном кафе можно поесть гораздо сытнее и за меньшие деньги.
Как я уже сказал, в Мортани я покушал плотнее обычного, рассчитывая доехать до финиша без дальнейших остановок на перекус. Поэтому взял себе макарон с мясом, сладкий пирог и колу с фантой. До финиша оставалось всего 140 км и пять часов для того, чтобы уложиться в запланированные мной для самого себя 60 часов. Теоретически вполне достижимо, но практически, когда за спиной уже больше 1000 км, я понимал, что это маловероятно...
Поэтому я решил немного задержаться и поболтать с нашими: группой поддержки Игоря, сыном Хариса, прибывшим Валерой Певневым, которому уже сделали массаж, всвязи с чем он выглядел значительно лучше многих. Те 10-15 минут, которые я провел за разговорами, вполне возможно и отодвинули меня в итоговой таблице, но я о них ничуть не жалею. Все-таки, в первую очередь это не гонка.
Валерий решил немного поспать, поэтому я, оставив его отдыхать, выдвинулся на предпоследний этап в одиночестве. Чем ближе к финишу, тем меньше становилось указателей на дороге, информирующих в какую сторону ехать. Видимо, местные жители растащили их на сувениры, а, может просто организаторы посчитали, что тут-то уже и сами доедут. Поэтому выезд из города сразу поставил меня в тупик. Благо, следом за мной выехали два итальянца, которые знали дорогу, поэтому я сел им на хвост. Итальянцы несколько раз пытались показать мне свой горячий южный темперамент и периодически пытались уйти в отрыв, особенно на спусках, но им этого не удалось! Поэтому довольно быстро они успокоились и мы поехали втроем. Я, экономя батарейки, вырубал свой основной фонарь и держался за ними, пользуясь светом их фар, на спусках же, учитывая динамику моего велосипеда, я уходил вперед и вновь включал свой прожектор, освещая нам путь далеко впереди. К сожалению, южный пыл довольно быстро прошел и на очередном подъёме мои попутчики сдали, а вскоре и вообще скрылись из виду.
Меня окружала кромешная темнота. С двух сторон стеной стоял лес. Пасмурное небо над головой добавляло мрака, и только мой фонарь освещал дорогу, которая все никак не могла вывести на открытую местность. Вот в этой тишине я и услышал звук ПШШШШШШ.....
Прокол (!) перед самым финишем, да еще и ночью. Минут пять искал, как бы так поставить велосипед, чтобы снять заднее колесо и работать при свете фары. Нашел неподалеку какой-то забор и, прислонив вел к нему, начал ремонтные работы.
Мимо меня с гиканьем пронеслось несколько групп, в том числе и оставленные мной итальянцы. Клеиться в темноте бессмысленно, поэтому оперативно ощупав покрышку на предмет наличия в ней инородных тел, я поставил запасную камеру и помчался в погоню. Вскоре показались огоньки небольшого города, на центральной площади которого сидела группа итальянцев и терпеливо ожидала, пока один из них отремонтирует так же как и у меня пробитое колесо. Итак, первые есть!!!
Во что бы то ни стало я решил догнать остальные две группы, обогнавшие меня. Появившийся на горизонте красный огонек только добавил мне агрессии, и я, вжавшись в руль, еще больше ускорился. Догнал я их задолго до того, как увидел огни Дрё и показал им свой задний стопарь, который для них быстро погас вдали.

ПОСЛЕДНИЙ ШАГ

В Дрё было пустынно. Чем ближе к финишу, тем меньше народа на КП. За столом сидели и кушали те самые англичане, с которыми я ехал от Фужера. Видимо из Мортани они выехали раньше меня, так как пока я клеился, они меня точно не обгоняли.
Решив не отдавать победу, я не стал долго задерживаться на КП и, выпив банку кока-колы, сразу же выдвинулся на последний этап – в Сан-Кантен. До него оставалось всего 65 км.
Практически перед самым финишем, у дороги, я стал замечать мелкую живность. Вначале я принял их за кошек и заблаговременно шикал на них, дабы избежать пересечения с моей траектории движения, но потом, когда я въехал в леса, я понял что это были не кошки.
Длинный пушистый хвост, вытянутая морда и горящие в свете моих фар глаза говорили сами за себя. Так близко лис я видел впервые в жизни. Дальше было еще интереснее. Вдоль дороги прыгал пушистый длинноухий кролик, также абсолютно не думавший прятаться от меня в ближайших кустах. В Омске такого точно не увидишь.
За 30 км до финиша меня снова начало срубать, кока-кола не помогала, холодная вода в глаза тоже не прин
Записан
maxfer
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 1522


Откуда: Брянск, Новостройка
Езжу на: Stels Navigator 750


« Ответ #5 : 13 Ноябрь 2014, 01:33:48 »

кажется, снова, не все влезло. Огнаничение 65 кб, вроде как.
Записан
mechanic032
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 974


Откуда: Брянск

« Ответ #6 : 13 Ноябрь 2014, 09:18:03 »

Теперь должно влезть ))

...
За 30 км до финиша меня снова начало срубать, кока-кола не помогала, холодная вода в глаза тоже не приносила желаемого результата, поэтому в каком-то из мелких городков я понял, что если не остановлюсь и не посплю хотя бы 5 минут, я просто или просмотрю стрелку, потому что проеду поворот с закрытыми глазами, или уеду в кювет, что еще хуже. Поэтому остановившись под фонарем на площади, я облокотился на раму и уснул стоя.
Разбудил меня пронесшийся мимо грузовик-мусоровоз.Отдыха оказалось достаточно для того чтобы глаза перестали закрываться сами собой и, вскочив в седло, я помчался к финишу, нагоняя время, которое я потратил на отдых. В предрассветных сумерках уже можно было узнать трассу, по которой мы стартовали двое суток назад, поэтому скорость немного возросла. Оглянувшись назад, я к своему удивлению увидел за спиной три фары. Откуда они взялись, я так и не понял, видимо, мой отдых затянулся и я подпустил к себе преследователей. Сказав себе, что русские не сдаются, я надавил на педали с утроенной силой. Приблизившиеся ко мне на расстояние не более ста метров огоньки сначала остановили свое приближение, а потом медленно-медленно вновь скрылись из виду. Дабы не допустить их повторного приближения, я прибегнул к военной хитрости и погасил задний стопарь. Понимаю, что подло, но таким образом я лишил преследователей искушения меня догнать.
В Сан-Кантен я приехал в полном одиночестве. Тем картинам, которое рисовало мое воображение дома, к сожалению, не суждено было сбыться. Я представлял себе сотни людей приветствующих и аплодирующих финишеру, представлял кинокамеры и репортеров снимающих одиноких рандонеров. Представлял слезы радости на глазах и комок в горле от чувства, что я смог сделать это, но суровая реальность встретила меня одиноким волонтером-контролером, который сухо указал мне место парковки и показал, куда пройти для отметки о финише. Поэтому фейерверк чувств, который я ожидал зажечь в душе, даже не заискрил.
В полной тишине, отметившись на финише, я сдал карточку участника, предварительно ее сфотографировав на память, получил бесплатный талон на напиток, который я тут же обналичил в виде банки пива, и, помывшись в душе, улегся на деревянную лавку отдохнуть пару часов.
После короткого сна я почувствовал себя лучше. Записал на видео небольшой репортаж и решил пройтись по стадиону, размять ноги, перед тем как выдвинуться на вокзал и поехать домой. В этот самый момент как раз финишировал Харис Сахипов.
Очень жаль, что я не запечатлел финиш этого человека, но одно то, что в 70 лет он смог проехать 1230 км всего за 64 часа 51 мин уже делает этого человека уникальным. Всем бы нам так выглядеть и иметь столько сил и выносливости. Причем у Хариса, помимо силы физической, еще и колоссальная сила духа. Дело в том, что на первом КП в Вилен ла Жюэле Харису по ошибке сказали, что штамп в книжку участника ставить не нужно, и он поехал дальше довольствовавшись только прохождением через ворота, на которых срабатывает чип. Однако в Фужере ему сообщили, что скорее всего он будет дисквалифицирован из-за того, что не отметился на прошлом КП. Новость надо сказать не из веселых, учитывая то, что вы уже проехали 310 км. В 2007 г. Харису тоже не повезло – в результате поломки велосипеда он был вынужден сойти с дистанции. И вот представьте себе чувства человека, который готовится 4 года, тренируется, ждет этого события и через 12 часов после старта узнает, что скорее всего и в этот раз ему не светит увидеть свое имя в числе финишировавших. У многих, наверное, опустились бы руки, однако Харис решил продолжить марафон и проехать его чисто для себя. Железная воля и железные мышцы.
Хочу поблагодарить Валеру Певнева, который на обратном пути при отметке в Вилене помог Харису и объяснил судьям, что он ехал вместе с этим человеком со старта и подтверждает законное прохождение этого КП. Судьи поставили в книжку соответствующую печать и время прохождения равное времени Валеры. Справедливость восторжествовала.
Еще один железный человек, который поразил меня на старте марафона – одноногий гонщик. Увидел я его практически сразу же после старта, буквально через несколько минут после того как записал стартовое видео и убрал фотоаппарат в подрамную сумку. Я очень хотел его сфотографировать, но плотность группы и тот темп, с которым мы двигались уже не позволял вновь вынуть фотоаппарат без риска попасть в завал. Догнать я его так и не смог...
Вы представляете, у человека нет левой ноги практически от бедра, он сидит на специально сконструированном седле, в котором лежит культя, и его правая нога крутит так, что я не могу к нему даже приблизиться, не то что – обогнать. Более того, насколько я знаю, он доехал до финиша, и его результат около 70 часов (точнее не скажу, так как не знаю его номера), но тот факт, что он вышел на старт супермарафона, вызывает у меня огромное уважение.
На финише вновь немного пообщался с Харисом, потом прошел к стойке, где можно было посмотреть на фотографии, сделанные на марафоне. Каждое отдельное фото можно было купить за 11 евро, его электронную версию предлагали уже за 15, а комплект из всех 5 моих фотографий предлагался «всего» за 45 евро. При таких ценах покупать их мне как-то сразу расхотелось. Отойдя от фотографов-спекулянтов, я еще немного побродил по стадиону и, собрав вещи, выдвинулся домой.

FIN

Вот и прошел столь желанный марафон, к которому многие готовились 4 года. Сказать, что это яркое впечатление – не сказать ничего.Наверное, это как первый секс, как первый прыжок с парашютом, когда приходится дергать кольцо запасного, потому что у основного случился перехлест (это я про себя). Участие в этом событии будешь помнить в мельчайших деталях всю жизнь. Если на первых километрах пути я думал: «Доеду, посмотрим, что ждать и гадать», на этапе возвращения я прикидывал, «что больше никогда...», то на финише, поспав 2 часа в потной форме на деревянной лавке после 62 часов тотального недосыпа и изнурительной борьбы с самим собой, я понял, что хочу испытать это еще раз.
Наверное, так и становятся наркоманами.

P.S. По прошествии суток после финиша, я выспался и практически восстановился. Несмотря на то, что мой компьютер не оправдал ожиданий и дважды переставал отсчитывать пройденные километры (на финише он показывал всего 673 км), я пропорционально этой дистанции и потраченных на ней 8421 ккал прикинул, что за весь марафон я сжег около 15300 ккал. Поэтому приехав домой, я заскочил в магазин и приготовил себе праздничный завтрак, на котором выпил: бутылку Eciats de bulles muskat, бутылку Bourgogne 2010, две банки темного пива black baron, пару чашек кофе, 1 литр мангового сока, съел огромное количество шоколадной пасты, наелся макарон с майонезом и сыром, и лег спать.
Спал я на удивление недолго, уж больно было интересно посмотреть в интернете как там финишируют остальные участники.Из негативных последствий марафона ,отразившихся на моем физическом состоянии, могу отметить только то, что мизинец и безымянный палец на левой руке стали жить отдельной жизнью, я их не ощущаю до сих пор. Ладони на обеих руках из-за постоянного контакта с мокрыми от пота перчатками разъело потом, кожа потрескалась, поэтому контакт с теплой и горячей водой вызывает болезненные ощущения. С непривычки болят плечи и трицепсы, шея же вопреки ожиданиям чувствует себя отлично. Также прекрасно чувствует себя и моя попа. Как я уже писал, весь марафон я провел в седле, не вставая ни на одном подъеме, кроме финиша в Бресте, и несмотря на такую, как многим может показаться, интенсивную нагрузку на задницу, никаких последствий после финиша я не испытал. И все это на карбоновом седле. Да-да, на жестком и гладком карбоне. Вот что значит идеально подобранная анатомическая форма.
В остальном же я в полном порядке
Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Бойко Борисов
Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2006-2011, Simple Machines
© 2008-2018, Баранов Дмитрий (DimaB), Лебедев Павел (krutyashiy_pedali)
Страница сгенерирована за 0.286 секунд. Запросов: 22.